Тайны старого Челябинска: люди Белой Мечети

В основной, правобережной части исторического центра Челябинска сохранились три культовых здания, построенных в дореволюционные годы. Это Александра Невского (1907–1911 годы), синагога (1905 год) и Белая Мечеть (1890–1899 годы). По прямой расстояние от мечети до синагоги и православного храма примерно одинаковое — чуть более 600 метров. Конечно, это случайное совпадение, но тем не менее…


Здание Белой Мечети, или АК-Мечети, было построено благодаря усилиям и пожертвованиям Мухамедхакима Салимова и Закира Галеева. Улица, на которой возникла мечеть, до присвоения ей имени Елькина называлась Азиатской. Храмовый комплекс состоит из молитвенного дома с михрабом и минарета. Михраб — это глухая молитвенная ниша в стене, обращенная к Мекке. Четырехъярусный и восьмиугольный в плане минарет встроен в объем мечети, завершен куполом, увенчан шпилем. 

Рядом с мечетью остались до наших дней два дома (улица Елькина, 18 и 22), которые до революции были построены и принадлежали Мухамедхакиму Салимову. Он родом из деревни Сафакулеевой Карасеевской волости Челябинского уезда Оренбургской губернии. Салимов получил высшее религиозное образование в медресе города Троицка, а потом в деревне Кшар под Казанью. В он переехал в 1873 году, когда здесь еще не было мечети, и открыл мектеб — мусульманскую начальную школу. В отсутствие мечети мектеб стала играть роль общинного центр для челябинских мусульман. 

Основным источником дохода у Мухамедхакима Салимова в Челябинске была торговля в собственной лавке. В мусульманской общине Салимов пользовался большим авторитетом, поэтому уже 30 марта 1883 года, еще до постройки мечети, его избрали муллой. В соответствии с указом от 29 сентября 1890 года, вышедшим по личному представлению Оренбургского муфтия, Салимов был возведен в почетное звание ахуна.

Отрицая современную трактовку Корана и принадлежа к консервативной настроенной части мусульман, он был противником новометодного мусульманского образования. По этой причине Мухамедхаким Салимов в 1899 году отказался предоставить одно из трех зданий медресе под новометодную школу, где, кроме исламских предметов, татарского языка и арифметики, преподавались и светские предметы. Тем не менее в Челябинске все-таки открыли новометодную исламскую школу. В отличие от старой, где мальчики занимались, сидя на полу, в тесноте, грязи и печном угаре, в новом помещении установили столы, скамейки, письменную доску, закупили географические карты и другие школьные принадлежности. Все это ахун Салимов назвал «дурным нововведением и позаимствованием у христиан». 

Положение Салимова было достаточно сложным потому, что своим отказом он восстановил против себя небольшую, но очень влиятельную часть зажиточных прихожан, которые не только финансировали строительство самой мечети, учебных и хозяйственных помещений, но и жертвовали значительные суммы на содержание прихода. 

Кстати, став приходским муллой, Салимов не оставил занятия торговлей в собственной лавке. Это позволило некоторым прихожанам упрекать его в том, что «увлекаясь торговлей, он манкирует своими служебными обязанностями». Недовольство также вызвало и то, что мулла Салимов позволил своему родственнику Хусаинову открыть питейное заведение на расстоянии всего 38 сажен (около 80 метров) от мечети. Этим воспользовались оппоненты, которые постепенно отстранили Салимова от управления делами мусульманской общины, несмотря на полное доверие, которым тот пользовался у Оренбургского муфтия. 

Ахун Салимов состоял почетным членом Челябинского мусульманского благотворительного общества, но активного участия в его работе не принимал. В ноябре 2017 года в свободный доступ была выложена очередная серия фотографий из фонда Государственного исторического музея Южного Урала. На одной из них, датированной 1915 годом, Мухамедхаким Салимов запечатлен на празднике Сабантуй в Челябинске.

Улица Азиатская с Ак-Мечетью. Открытка. 1914 год
Белая Мечеть. До 1917 года

0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments