Reflex (Чехия): образцовый пионер или отсталый ребенок? Советская пропаганда воспользовалась судьбой Павлика Морозова

Недемократические режимы используют для своей пропаганды разные истории. Одна из самых трагических началась в Советском Союзе в 1932 году. Непокорные кулаки якобы убили 13-летнего мальчика и его брата. Этот инцидент пригодился Сталину, и Павлик Морозов превратился в мученика. Его называли образцовым пионером, но свидетели тех событий помнят его хулиганом и немного отсталым мальчиком.

Павел Трофимович Морозов родился в ноябре 1918 года в селе Герасимовка. Семье пришлось переехать в село из Белоруссии. У Павлика было нормальное детство. Он помогал отцу в поле и иногда ходил в школу. Согласно пропагандистскому рассказу из-под пера Виталия Губарева, мальчик слыл образцовым и прилежным учеником, который иногда даже помогал одноклассникам.


Курильщик, который заикался

Но учительница рассказывала другое. Она вспоминала его серые глаза. Что касается учебы в школе, то, по ее словам, учеба Павлику давалась трудно. Его речь была затрудненной, и он сильно заикался. Другим ученикам он уж точно не помогал, поскольку сам испытывал проблемы. В селе его знали как хулигана и не любили. И это опять-таки противоречит коммунистическому мифу, в котором друзья брали с Морозова пример. Якобы он предостерегал их от курения. Но по иронии судьбы сам Павлик слыл заядлым курильщиком.

Другие современники рассказывали, что будущий инструмент пропаганды не симпатизировал коммунизму и уж тем более не состоял в пионерской организации. По Губареву, Павлик возглавлял молодежный отряд. О его вступлении в пионеры спорят, поскольку никаких данных об этом нет. Вообще предполагают, что власти сделали его членом организации уже после смерти.

В историю Морозов вошел в 30-е годы, когда в Советском Союзе полным ходом шла коллективизация. Подавляющее большинство крестьян ее бойкотировали, и к ним якобы относился отец Павлика Трофим, который даже председательствовал в сельсовете. Трофим сопротивлялся против коллективизации тем, что сообщал ложные факты. Кроме того, он покрывал обман и прощал соседям неоплаченные взносы. Павлику это все не нравилось, и он донес на своего отца властям. Также, по официальной версии, Павлик донес на соседа и дедушку.

Месть жены

Донос, датированный 25 ноября 1931 года, проверялся через несколько месяцев. Вместе с Павликом в органы пригласили и его мать, которая в этой истории играет роль серого кардинала. К тому времени муж ушел от нее, и она хотела ему отомстить. Орудием мести она якобы выбрала своего сына Павлика. Так или иначе при ее участии Павлик рассказал, что Трофим мешает коллективизации и подделывает разные документы.

Отца арестовали только летом следующего года, и поднялась волна гнева. 14 ноября 1932 года Павлик вместе с братом Федей якобы возвращались со сборов клюквы домой. У леса на них напали односельчане, которые обоих зарезали. Павлик якобы заступился за своего брата, но это не помогло. Через два дня прохожие обнаружили их тела. По доступной информации, эти люди шли из церкви в соседней деревне, но для коммунистической пропаганды это была неудобная деталь.

Немедленно началось расследование, и милиция точно установила вину двоюродного брата Павлика и его деда. При обыске был обнаружен окровавленный нож. Правда, им пользовались для забоя теленка, но органы это не интересовало. В тюрьме оказался двоюродный брат Данила, дед Сергей и бабушка Ксения. Догадки о том, что все это инсценировали коммунисты, подтверждает тот факт, что обоих мальчиков очень быстро похоронили. Ни при чем оказалась и мать Павлика Татьяна.

Нацистский вариант Морозова?

Дальнейший процесс в городе Тавда был скорее фарсом, и обвиняемым не дали слова — им пришлось только слушать молча. Всех приговорили к смерти, но бабушка и дедушка Павлика до приведения приговора в исполнение не дожили, а вот его двоюродного брата казнили. Отца Павлика на другом процессе приговорили к десяти годам. Казалось бы, на убийстве вся эта история заканчивается, но не тут-то было.

Правящие круги превратили смерть мальчика в пропагандистский материал. Из Павлика сделали сознательного коммуниста, который заплатил за свои убеждения жизнью. Коммунисты хотели показать, что в новое время партия значит больше, чем семья. В пропагандистской версии Павлика полностью изменили, и вместо коротких волос приписали ему черные кучерявые волосы. Шрам под глазом должен был символизировать его смелость.

В его честь писали стихи и книги. Иосиф Виссарионович Сталин распорядился поставить ему памятник в районе Красная Пресня. В 1991 году разгневанная толпа разрушила его. Павлик Морозов превратился в Советском Союзе в ребенка-героя, но некоторых, однако, его предательство коробило. Кстати, так на него смотрят и сегодня, что подтверждает стихотворение Йозефа Тера, которое заканчивается следующими словами:

Но поскольку был он молод,

Он себя разоблачил.

И до прихода органов

Он из нагана пулю получил.

Но, даже умерев,

Он продолжает жить,

Святой для ментов.

По этим стихам понятно, что люди думают о Павлике Морозове. Интересно, что и у других режимов были подобные мученики. Нацистская идеология воспользовалась историей Герберта Норкуса, которого в возрасте 15 лет якобы убили коммунисты. На шесть лет больше прожил солдат Леи Фанг, судьбой которого воспользовалась Китайская Народная Республика.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments