The Christian Science Monitor (США): у московских детей учитель на экране, а практикант в классе. Сработает ли это?

По всей Москве школы почти пусты, в городе бушует вторая волна эпидемии -19, и администрация города отправила старших учеников и сотрудников на дистанционное обучение.

Однако московские власти приняли спорное решение. Они постановили, что ученики младших классов не могут позволить себе повторение весенней изоляции. Ученики с первого по шестой класс нуждаются в ежедневных занятиях и личных встречах с учителями.


Всё это привело к проведению в московских школах необычного эксперимента.

Школа № 1580 занимает большую часть квартала в одном из зеленых районов в центре города. Там молодые здоровые волонтёры из числа студентов педагогических колледжей и университетов города выступают в роли наставников в классе. В это же время более возрастные и уязвимые штатные учителя проводят уроки из соображений безопасности из своих домов, изображение выводится на больной экран в классной комнате. Несколько студентов старших курсов, уже готовящихся к выпуску, исполняют обязанности учителей в полном объеме.

«Мы знаем, что во многих странах такая же ситуация, мы не единственные, кто столкнулся с этой проблемой. Чрезвычайно защитить наших учеников и сотрудников от эпидемии, но и баланс тоже нужно соблюсти», — говорит директор школы Сергей Граськин.

«Старшие ученики могут учиться дистанционно, т.к. они умеют пользоваться технологиями и дисциплинировать себя. В случае с младшеклассниками всё не так. Им обязательно требуется личное внимание. Нужно отвечать на их вопросы и лично показывать, как выполнять задания. Кроме этого, складывается впечатление, что дети менее уязвимы перед этим вирусом, в нашей школе не так много случаев заражения», — рассказывает он.

Учиться работая

Кажется, что система работает неплохо. В некоторых классах уроки идут полным ходом: учителя удаленно объясняют материал и организуют работу в классе, их можно видеть на большом экране. В то же время студент в маске ходит между рядами, следит за вниманием детей и направляет его при необходимости, а в конце даёт дополнительные объяснения.

В одном из классов студентка пятого курса педагогического института Ирина Виноградова самостоятельно проводит урок истории. На экран выведена большая схема, посвященная древнему Ближнему Востоку. Студентка объясняет ученикам, как цивилизации взаимодействовали друг с другом в прошлом и как они продолжают влиять на настоящее, распространяя знания, технологии и религии далеко за пределы своего места и времени.

Кажется, что Ирина в восторге от возможности побыть настоящим учителем, даже если это временно и за это не платят. Она согласилась вести уроки в течение одного месяца, но срок может и продлиться, в зависимости от ситуации с эпидемией.

«Это намного лучше, чем обычные занятия во время практики, — говорит она. — В классе нет учителя, так что я могу попробовать применить методы, которым меня учили, и получить полноценный опыт. Я заменяю учителя в школе и одновременно продолжаю учиться в педагогическом институте. Так что я учусь быстро. Мне здесь очень комфортно. Если бывают какие-то проблемы, старшие коллеги очень помогают. работает всегда».

В поисках новых способов обучения

В российской образовательной системе в некоторых школах с самых младших классов есть определённая специализированная направленность. Школа № 1580 имеет техническую направленность и поддерживает близкие с МГТУ им. Баумана, который оказывает ей различную помощь и принимает в свои стены многих её учеников. Благодаря этому техническому преимуществу школа, вероятно, была лучше прочих подготовлена к адаптации и изменениям во время режима изоляции весной.

Елена Иванова, учитель обществознания с 30-летним стажем, рассказывает, что всё нарушилось, когда разразилась первая волна эпидемии, и никто не знал, чего ожидать.

«Это было ужасно, мы никогда не ожидали, что произойдет что-то подобное, — говорит она. — Однако постепенно мы поняли, что у нас есть всё необходимое, чтобы с этим справиться. Все технологии на месте, а у нас есть . Мы уже готовили специальные уроки для отдельных учеников, но всё это было в форме обычных компьютерных уроков. Когда это началось, нам нужно было собрать всё воедино по-новому, чтобы поддерживать обучение в максимально возможном объеме».

Однако, с её точки зрения, ничего не может заменить прямого контакта учителя и ученика в классе.

«Даже для старших учеников, которые умеют пользоваться программами и учиться самостоятельно, некоторые вопросы можно разрешить только при личной встрече, — объясняет она. — Дело в социализации, это ключевой пункт процесса обучения. Мы многое узнали о том, как могут помочь новые технологии, но замены личного контакта не будет никогда».

Одним из ученых-педагогов, предложивших Москве эксперимент по отправке студентов педагогических факультетов на передовую на время эпидемии, был Ефим Рачевский, директор «Центра образования „Царицыно»». По его словам, это кризисная мера, но можно рассмотреть её введение и на постоянной основе.

«-медики должны практиковаться годами, а у студентов-педагогов есть всего несколько коротких периодов практики ведения уроков перед выпуском, — объясняет он. — Эта временная мера показала способ лучше интегрировать студентов в систему, помочь им понять профессию, а работодатели смогли сделать свои выводы».

«Почему вы практикуетесь на моих детях?»

Проект вызвал бурную реакцию у учителей и родителей. Они считают, что это решение неадекватно, а власти придают ему слишком большое значение.

«Интересно, почему некоторые считают, что молодой студент может заменить опытного учителя?— говорит Алексей Быков, отец двух сыновей, один из них учится в третьем классе, а другой — в шестом. — Я понимаю, что им нужно практиковаться, но почему на моих детях? Весной у нас было два с половиной месяца так называемого дистанционного обучения. Результаты были ужасны. Более того, многие семьи не могут позволить себе учить ребенка дома за компьютером. У меня всё неплохо, но я не могу позволить себе два компьютера дома.

Я хочу, чтобы мои дети ходили в школу и им преподавали учителя. Даже если понадобится сделать что-то вроде двух недель учебы и двух недель отдыха, это всё равно будет лучше. Сегодняшняя ситуация приведет к хаосу».

Елена Косарихина, директор одной из московских школ на пенсии, считает, что неопытные студенты просто не справятся с работой.

«Безусловно, студенты могут знать методику, но у них нет важного опыта обучения, — говорит она. — Я не могу представить, что эта система сработает. И сколько это будет продолжаться? Сначала они говорили об одном-двух месяцах. Сейчас пошли разговоры о годе и больше. Чем дольше всё это будет продолжаться, тем больше опытных учителей будут отодвигать на задний план, а качество образования снизится».

стала шоком для всей образовательной системы, только время покажет, насколько эффективными были методы преодоления кризиса, считает Александр Адамский, главный редактор онлайн-издания об образовании «Вести образования».

Он высоко оценивает молодых студентов, решившихся помочь в классах, называя их «своеобразным корпусом добровольцев, призванных на службу во время войны».

«Серьезный вызов брошен всей консервативной системе обучения, когда учитель в классе объясняет определенный объем материала и даёт огромное домашнее задание, — говорит он. — В результате этой экстренной ситуации чиновники сферы образования находятся в состоянии, близком к параличу, возмущены, а школы вынуждены искать свои собственные способы выхода из ситуации.

Было выявлено множество проблем, но система также была вынуждена принять некоторые инновационные методы. Давайте подождем и посмотрим, может ли это помочь нам лучше понять потребности наших детей в сфере образования».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments