ABC News (США): полная стенограмма выступления Джо Байдена

Ведущий ABC News Джордж Стефанопулос: Добрый вечер, это Национальный конституционный центр в Филадельфии, и мы начинаем разговор с Джо Байденом.

Добро пожаловать. Добро пожаловать, господин вице-президент.


Джо Байден: Приятно быть вместе с вами.

Джордж Стефанопулос: Что ж, мы здесь с группой избирателей из Пенсильвании. Как вы видите, все соблюдают социальную дистанцию.

(смех)

Кто-то из этих людей будет голосовать за вас, кто-то — за президента Трампа, кто-то пока не определился. Мы постараемся сделать так, чтобы они сегодня задали как можно больше вопросов.

Джо Байден: Хорошо.

Джордж Стефанопулос: Начнем с Николаса Фидена. Он из Дженкинтауна, штат Пенсильвания. Это недалеко отсюда.

Джо Байден: Здравствуйте.

Джордж Стефанопулос: Вы демократ?

Ник Фиден: Я демократ, спасибо, Джордж.

Господин вице-президент, каждый день мы с женой в ошеломлении наблюдаем за полным отсутствием скоординированных действий федеральных властей по борьбе с covid-19. Мы знаем, что ваша администрация будет следовать указаниям науки.

Мой вопрос к вам состоит из двух частей. Первое. Если вспомнить время, когда наша страна только узнала о covid-19, как следование указаниям науки воплотилось бы в реальную политику?

И еще. Говоря о будущем, что сделает ваша администрация, следуя указаниям науки, в плане конкретных действий, которые не осуществила действующая администрация?

Джо Байден: Ну, во-первых, оглянемся назад. Президент был проинформирован о том, насколько опасен вирус. Еще тогда, в начале февраля, я говорил, что не надо выпускать людей из .

Мы создали в Белом доме группу из состава администрации по борьбе с эпидемией в количестве 44 человек. Я предлагал — не будучи должностным лицом, поскольку я бывший вице-президент, — я предлагал добраться до источника проблемы.

Насколько нам известно, Трамп этого не сделал и не настаивал на этом. Все 44 человека разъехались по домам, и их никто не сменил.

Кроме того, я отмечал в феврале в статье для USA Today, какая это серьезная проблема. Трамп это отрицал. Он сказал, что ничего серьезного нет.

Потом мы узнали, что он был прекрасно осведомлен о серьезности проблемы, когда давал интервью Джорджу Вудворду, то есть, извините, Бобу Вудворду. Тогда он заявил о том, что никому ничего не рассказывал, т.к. не хотел, чтобы американцы паниковали.

Американцы не запаниковали. Это он запаниковал. И ни слова никому не сказал.

Потом в марте я написал, что нам надо сделать, чтобы взять ситуацию под контроль. Есть давно принятый закон, который позволяет президенту взяться за дело и сказать: прекратите делать то-то и начните делать то-то. А у него очень много времени ушло даже на принятие решения о закупке аппаратов искусственной вентиляции легких и так далее.

Итак, главное — он упустил колоссальные возможности, постоянно говоря неправду. Он говорил, что к Пасхе все закончится, и волноваться не надо. Все пройдет, когда наступит летняя жара, все исчезнет чудесным образом. Он до сих пор так говорит.

Джордж Стефанопулос: Господин вице-президент, прежде чем вы перейдете к будущему, могу ли я еще спросить вас о прошлом? В январе вы написали статью, в которой предупреждали о серьезности эпидемии. Но я не помню, чтобы вы призывали к социальному дистанцированию, ограничению массовых мероприятий, обязательному ношению масок и…

(переговариваются между собой)

Джо Байден: Не тогда.

Джордж Стефанопулос: В январе или в феврале? Верно.

Джо Байден: Нет, не в январе и не в феврале, это неправильно.

Это было в конце марта, и тогда я изложил подробный план по открытию школ в июне и июле. Я говорил… но к тому времени наука все лучше понимала, почему вирус распространяется так быстро.

А президент продолжал все отрицать. Обратите внимание, с марта я прекратил проводить большие митинги, начал носить маску. Вы же знаете. Как раз тогда наука с ее ведущими представителями типа доктора Фаучи говорила, что нужны такие вот меры предосторожности.

Сейчас нам нужен национальный стандарт, вместо того чтобы оставлять все на откуп губернаторам. Помните, президент сказал губернаторам действовать самостоятельно. Типа, это не его обязанность. Губернаторы могут делать, что хотят. Не его обязанность.

Президент обязан руководить. А он этого не делал. Он не давал распоряжений, т.к. его, на мой взгляд, больше всего беспокоил рынок акций. Его беспокоило то, что если он расскажет, насколько все серьезно и плохо, если не принять меры предосторожности, то этому рынку придет конец.

Его барометр экономического успеха — это рынок.

Третье, чего мы не сделали: у президента была возможность не закрывать школы и предприятия, но для этого он должен был оказать им необходимую помощь.

Конгресс выделил помощь в размере пары триллионов долларов, и что произошло? Большая часть этих денег, значительная часть, ушла к самым богатым корпорациям нашей страны. Она не дошла до маленьких семейных магазинчиков и предприятий.

У нас закрылось каждое пятое или каждое шестое предприятие малого бизнеса, многие из них — навсегда. Людей уволили. А когда первый пакет денег на безработицу был одобрен и пошел, он ничего не сделал. Ничего не сделал.

Насколько я знаю — а я говорю искренне, я видел и знаю многих президентов, работавших в кризисной ситуации, — я не помню, чтобы он собирал вместе демократов и республиканцев из Палаты представителей и Сената.

Джордж Стефанопулос: Давайте заглянем вперед. Вы говорили, что отправите экономику на , только если ученые посчитают это необходимым.

Джо Байден: Не совсем так. Они спрашивали, переведу ли я экономику на карантин, если так скажет наука. Я сказал, что буду следовать рекомендациям науки. Но я не думаю, что есть необходимость в карантине.

Джордж Стефанопулос: Но… Хотелось бы расспросить вас об этом подробнее.

Джо Байден: Конечно.

Джордж Стефанопулос: Вы проработали в Овальном кабинете с президентом Обамой восемь лет. Он всегда говорил, насколько трудно решать проблемы…

(переговариваются между собой)

…говорил, что ученые скорее всего не согласятся. Ученые не согласятся с экономистами. Поэтому вопрос в том, как вы будете это решать. Кого вы будете слушать? Как вы будете сдерживать пандемию, не разрушая при этом экономику?

Джо Байден: Ну, сдержать пандемию можно рациональными действиями, не доверяя экономике. Например, я изложил план, как можно открыть компании, возобновить бизнес. Можно открыть компании и школы, если дать им соответствующие указания, а также выделить необходимые для этого деньги.

Что происходит сейчас? Мы знаем, например, что если вы открываете свое предприятие и вешаете на дверь табличку с объявлением, что там безопасно, люди туда все равно не пойдут.

Но можно объяснить, что приняты меры социального дистанцирования, что есть перегородки перед кассой, что кассы разделены между собой, что нет больших толп, что вы ограничиваете число посетителей, если это ресторан.

Надо обеспечить тестирование. Это очень важный момент, а он этого не сделал. Тестирование и отслеживание. И надо сделать так, чтобы люди были соответствующим образом подготовлены, перед тем как начать ходить на учебу. Знаете, мы вначале говорили — правительство вначале говорило — что обеспечит масками каждого ученика и каждого учителя.

А потом сказали: нет, нет, нет. Как сообщило Федеральное агентство по управлению в чрезвычайных ситуациях, президент или кто-то там еще заявил о том, что никакой чрезвычайной ситуации нет. Нет чрезвычайной ситуации. Нам нужно меньше… нам нужно больше учителей в школах, чтобы не закрывать их, а классы — сделать меньше.

Мы теперь многое узнали. Нам надо изменить систему с ИВЛ. Я все изложил детально. Опять же, говоря об этом, я хочу подчеркнуть, что не являюсь официальным должностным лицом. Я баллотируюсь, но я не вице-президент и не сенатор.

Поэтому я не хочу говорить: я, я, я. Но мы четко изложили, что нужно сделать. Посмотрите, наша страна — это 4% от общемирового населения, а у нас 20% от общего количества смертей в мире.

У нас умерли более 210 тысяч человек. И что он сделал? Ничего. Он до сих пор не надевает маску и так далее.

Джордж Стефанопулос: У нас есть вопросы о коронавирусе.

Джо Байден: Конечно.

Джордж Стефанопулос: Вопрос задает Келли Лей.

Джо Байден: Спасибо.

Джордж Стефанопулос: Она из Филадельфии, республиканка. В 2016 году голосовала за Трампа. Сейчас пока не определилась.

Келли Лей: Определилась.

Джо Байден: Привет, Келли, как ты?

Келли Лей: Привет, господин Байден. Мой вопрос о вакцине от COVID-19 — или о возможной вакцине. Сенатор Харрис заявила, что она ни в коем случае не примет вакцину от президента Трампа. Конечно, мы все знаем, что не президент Трамп создает эту вакцину, ее создают и ученые, которым мы вроде доверяем.

Итак, мой вопрос к вам: если будет утверждена до конца года, согласитесь ли вы на прививку, а если станете президентом, то обяжете ли всех прививаться?

Джо Байден: Два момента. Первое. Президент Трамп неверно говорит о том, что касается вакцины. Он говорит, что мы ее очень скоро получим, что это вот-вот произойдет. Но речь не о нем. Если ученые, наука подтвердят, что вакцина готова, испытана, что пройдены все три фазы, тогда да, я соглашусь на прививку и будут призывать всех остальных сделать то же самое.

Но президент Трамп говорит какие-то безумные вещи, а потом от этого отказывается. Типа, делайте себе инъекции хлорки, и вы ничем не заболеете. Нет, я нисколько не шучу. Он действительно так говорил. А теперь для него  — компания «Регенерон» (Regeneron). Эти все вылечат.

Есть 500 тысяч доз. А людей у нас несколько миллионов и даже больше.

Знаете, вы, наверное, заметили: большинство компаний, разрабатывающих вакцины, работают. Они добиваются реального успеха.

Я как минимум дважды в неделю встречаюсь с ведущими учеными. Вначале встречи были четыре раза в неделю. Они подробно рассказывают, что сделано. Сейчас они действуют правильно. Когда они сталкиваются с серьезными проблемами, они прекращают испытания. И не возобновляют их до тех пор, пока не дойдут до сути проблемы.

Вакцина пока не готова. Большинство ученых говорят, что она появится не раньше начала следующего года, а может, весной следующего года.

Между тем меня беспокоит сделанное «Регенероном». Это полезный антидот, даже не антидот, а полезное средство. Но что происходит? Нет плана его распределения. Сколько будет распределено? Всего у нас 500 тысяч ампул. У нас нет в полном объеме оборудования для тестирования. У нас нет возможности дать это средство всем нуждающимся.

Что мы должны сделать прямо сейчас? Предположительно все делается правильно, но я пока этого не увидел. Не увидел документов, о которых говорил. Должен быть план, когда мы получим вакцину, как мы ее будем распределять.

Джордж Стефанопулос: Но когда мы ее получим, дадите ли вы распоряжение об обязательном применении, если она будет безопасной и эффективной?

Джо Байден: Ответ зависит от того, насколько ясно… Говорят, вакцина оказывает очень хорошее воздействие на 85% американского населения. Другие говорят, что вакцина — это ключ к решению проблемы. Золотой ключик.

Все зависит от характера вакцины, когда она появится, и от того, как ее будут распределять. Все от этого зависит.

Но я думаю, что в зависимости от ситуации с распространением вируса мы должны думать о том, чтобы сделать вакцинацию обязательной, и обсуждать это.

Джордж Стефанопулос: Как это организовать?

Джо Байден: Это невозможно. В этом вся проблема. Заставить нельзя. Это не прививка от кори. В школу не пустят, пока не будет прививки от кори. Здесь по-другому.

Нельзя потребовать, чтобы прививались все. Как нельзя обязать всех носить маски. Но можно сказать, можно собрать всех губернаторов, 50 человек, и сказать им: попросите людей носить маски. Все знают.

Джордж Стефанопулос: А если не будут, то и ладно?

Джо Байден: Нет, не ладно.

Тогда я обращусь к каждому губернатору, к каждому мэру, к каждому члену совета, к каждому местному чиновнику и скажу: обяжите людей носить маски, скажите, что они обязаны их надевать, выходя на улицу. И добейтесь этого от всех.

Джордж, мы с вами знаем, и вы и сами хорошо знаете, что слова президента имеют значение.

Келли Лей: Совершенно верно.

Джо Байден: И неважно, хорошие это слова, плохие или нейтральные. Они имеют значение.

А когда президент не надевает маску, когда смеется над людьми типа меня, смеется, что я долгое время ношу маску, — тогда люди могут сказать, что это не очень .

Но когда президент говорит — я думаю, это очень важно. Например, я пришел сюда в этой маске, но под ней у меня была маска N95. Я просто оставил ее в комнате, перед тем как выйти сюда.

Думаю, важно, что мы говорим.

А сейчас становится ясно, что и дети заражаются вирусом, пусть и без серьезных последствий. Но у нас пока не было серьезных исследований по детской вакцине.

Так что нам еще предстоит многое сделать. Но мы можем добиваться успеха и спасать человеческие жизни.

И последнее. Послушайте руководителя Центра по контролю и профилактике заболеваемости, он выступил и сказал, держа в руках маску: пока мы ждем вакцину, надо носить маски, они спасут больше жизней, чем вакцина, если бы она у нас была.

По имеющимся оценкам, по данным серьезных исследований Вашингтонского университета, Колумбийского университета и так далее, если мы будем носить маски, то до конца года умрут на 100 тысяч человек меньше.

Джордж Стефанопулос: И самоизоляция не понадобится?

Джо Байден: И самоизоляция не понадобится, все верно. Если носить маски, меры самоизоляции не понадобятся.

Джордж Стефанопулос: Давайте поговорим об экономике. Энтони Аргикакис…

Джо Байден: Спасибо. Надеюсь, я ответил на ваш вопрос.

Джордж Стефанопулос: …из Кэнонсбурга, штат Пенсильвания, это пригород Питтсбурга. Он республиканец.

Джо Байден: Я это знаю.

Джордж Стефанопулос: Голосовал за президента Трампа.

Энтони Аргикакис: Спасибо, Джордж, спасибо, господин вице-президент. Вы говорили, что у людей с доходом менее 400 000 долларов налоги не увеличатся ни на цент…

Джо Байден: Верно.

Энтони Аргикакис:…но вы также заявляли, что ликвидируете налоговые сокращения Трампа. Налоговые сокращения Трампа уменьшили налоги для большинства рабочих, но я бы сказал, недостаточно. Каков ваш план: оставить налоговые сокращения для среднего класса или разработать новый план по дальнейшему сокращению налогов?

Джо Байден: Я ношу с собой эту карточку.

Налоговые сокращения Трампа, около 1,3 триллиона долларов из 2 триллионов этих налоговых сокращений, попали к верхушке, составляющей одну десятую одного процента. Вот что я хочу ликвидировать, а не все налоговые сокращения, которые есть.

Между прочим, посмотрите: мы уменьшили ставку корпоративного налога, которая составляла 35%. Находившиеся у власти демократы и республиканцы считали, что ее надо снизить до 28%. Он снизил ее до 21%.

Из 500 ведущих компаний в списке «Форчун» 91 не платит ни единого цента. Если увеличить корпоративный налог до 28%, а это справедливый налог, то благодаря одной только этой мере мы соберем 1 триллион 300 миллиардов долларов.

Если сделать так, чтобы люди, зарабатывающие больше 400 000, платили столько же, сколько при администрации Буша, 39,6%, то есть еще больше повысить, получится — позвольте прочитать точную цифру — около 200 долларов. Нет, извините. Это будет 92 миллиарда долларов.

Так что можно собрать много денег и потратить их так, чтобы жизнь стала лучше, чтобы уровень жизни повысился, чтобы здравоохранение стало доступным, чтобы можно было учить детей в вузе, чтобы студенческий кредит был по карману. Чтобы каждый мог расплатиться по ипотеке.

У нас сейчас 29 миллионов человек…

Джордж Стефанопулос: Господин вице-президент, позвольте уточнить.

Джо Байден: Да.

Джордж Стефанопулос: Вы собираетесь увеличить налог с корпораций. Вы собираетесь увеличить налоги для богатых. Разумно ли это делать сейчас, когда экономика так слаба? И еще…

Джо Байден: Вполне.

Джордж Стефанопулос: 900 тысяч человек…

Джо Байден: Это хороший вопрос.

Агентство «Мудиз» только что провело детальный анализ моего налогового плана и моего экономического плана. Они сказали — «Мудиз» с Уолл-Стрит сказали — что через четыре года я создам 18,6 миллиона новых рабочих мест, высокооплачиваемых рабочих мест. Это первое. Второе, я… ВВП увеличится на триллион долларов больше, чем при Трампе, а рабочих мест будет на 7 миллионов больше, чем при Трампе.

Причина в том, что если все люди вернутся в дело, получат работу, все придет в движение. Все придет в движение. А сейчас ситуация прямо противоположная.

В этом году во время эпидемии наши самые богатые миллиардеры в мире и в стране увеличили свои состояния еще на 700 миллиардов долларов. 700 миллиардов.

Он говорит о резком подъеме после спада. Но это будет подъем для богатых. Если ты на вершине, у тебя все будет очень хорошо. Но есть и другие. Если ты внизу или в середине, доход у тебя уменьшится. Не увеличится. А я знаю, что надо сделать. Вы можете увеличить свои доходы.

Будем надеяться, что вы миллиардеры. Но шутки в сторону. Надо говорить о подъеме экономики. Джордж, почему я с оптимизмом говорю о восстановлении экономики? С большим оптимизмом, чем прежде? т.к. у нас четыре кризиса произошли одновременно, и один помогает другому.

Например, мы вложим значительную часть этих денег в инфраструктуру. В зеленую, экологически чистую инфраструктуру. На новых шоссе, которые мы строим, и на старых шоссе появятся 500 тысяч зарядных станций. Мы станем собственниками рынка электромобилей.

Мы все знаем, как было в прежние времена, когда президент в США тратил 600 миллиардов долларов в год на государственные контракты, на все — от авианосцев до автомобилей.

Если мы производим в Америке, а мы можем это делать, — это не нарушение каких-то международных соглашений. Если мы настоим на этом, какая бы это ни была продукция, лишь бы это было сделано в Америке, включая материалы для производства, — мы создадим от 4 до 6 миллионов рабочих мест. Только за счет этого.

Сейчас в рамках его торговой политики многое уходит за рубеж. Выгодно, когда многое делается за рубежом. Если вы отправляете производство за рубеж, то получаете десятипроцентное налоговое увеличение на свою продукцию.

Если вы производите в Америке, вы получаете рост в 10%. Если вы возвращаете в Америку компанию, вы открываете новое предприятие, вы получаете 10-процентную налоговую льготу на все, что вкладываете. И это работает, Джордж.

Джордж Стефанопулос: Итак, никаких задержек с увеличением налогов не будет.

Джо Байден: Нет. Ну, для начала мне надо набрать голоса. Я должен получить голоса. Знаете, у меня какое-то ощущение. У нас демократия. Некоторые мои друзья-республиканцы и некоторые мои друзья-демократы время от времени говорят: «Если ты не сможешь получить голоса президентским указом, ты должен будешь что-то сделать». Но действовать президентскими указами нельзя, если ты не диктатор. У нас демократия. Нам нужен консенсус.

Джордж Стефанопулос: Сделаем короткий перерыв, а потом вернемся.

Статья дополняется

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.