The Wall Street Journal (США): российская экономика страдает и от обвала цен на нефть, и от COVID-19

Спад в России начался в марте, когда режим самоизоляции в КНР и в других местах из-за распространения стал причиной снижения цен на нефть. Колебания российского президента Путина при решении вопроса о присоединении к действиям Саудовской Аравии и других крупных производителей, направленным на сдерживание производства, лишь усугубили проблему, в результате чего цены на нефть достигли минимального уровня за два предыдущих десятилетия, а затем лишь незначительно восстановились.

Сегодня экономическая боль стремительно распространяется, тогда как Россия, треть бюджета которой формируется за счет нефтяных доходов, оказалась плохо подготовленной для оказания той экономической поддержки, которая обеспечиваться соответствующими программами на Западе.

«Эта эпидемия нанесла сильный удар по экономике, — признал г-н Путин в ходе видеоконференции с губернаторами регионов.


По данным на среду, в России зафиксировано 308705 случаев заражения COVID-19 (это второй по количеству заражений результат после Соединенных Штатов) и 2972 смертных случая. В сравнении с апрелем уровень безработицы увеличился в два раза, а количество безработных составило 1,4 миллиона, но г-н Путин предупредил, что самый сложный период еще впереди. По его словам, приближающаяся рецессия может превысить спад 2008-2009 годов, когда закончился период роста, обусловленный высокими ценами на нефть, и когда внутренний валовой продукт страны сократился на 7,8%.

Максим Решетников, министр экономического развития, считает, что режим самоизоляции ежедневно обходится российского экономике в 1,3 миллиарда долларов из-за потерянных объемов производства, тогда как индекс деловой активности (purchasing managers index), ключевой показатель экономической активности, опустился в апреле до самого низкого уровня с момента начала его фиксации в 1997 году.

Последствия эпидемии COVID-19 теперь угрожают долгосрочным планам г-на Путина, направленным на укрепление российской экономики и поддержки сокращающегося уровня популярности российского президента. Первоначально планировалась потратить 400 миллиардов долларов на реализацию инфраструктурных проектов, включая создание новых автомагистралей и высокоскоростных железнодорожных линий. По мнению правительства, объемы Национальных проектов нужно будет пересмотреть, однако их реализация, тем не менее, будет продолжена. То же самое можно сказать о планах г-на Путина относительно серии конституционных изменений, которые могут позволить ему оставаться у власти до 2036 года.

Компания ПИК, крупнейший российский девелопер, рассчитывает на ведущую роль в реализации строительной программы, которая предусматривает в этом году создание 250 миллионов квадратных метров жилья по всей стране. Однако карантинные меры временно остановили все стройки в Москве и в Подмосковье, а эксперты этой компании считают, что доходы строительного сектора в апреле снизятся на 50% или даже на 70%, а это традиционно самый благоприятный месяц для продаж. Однако ситуация может еще больше ухудшится.

«Самый большой страх вызывает вопрос о том, смогут ли владельцы домов и квартир обслуживать свои долги по ипотечному кредиту», — отметил Юрий Ильин, вице-президент компании ПИК, отвечающий за рынки капиталов и корпоративные финансы.

Двойной удар в виде режима самоизоляиции и низких цен на нефть уже усугубляет такие старые проблемы, как бедность и снижение жизненного уровня.

Чтобы смягчить боль, г-н Путин на прошлой неделе объявил о том, что правительство предложит налоговые льготы и субсидируемые кредиты для бизнеса, а также выплатит дополнительные суммы денег семьям с детьми.

Еще одна проблема в том, что низкие цены на нефть наносят удар не только по российскому бюджету и по котировкам рубля, — в этом году это одна из самых слабых валют в мире, — но также по Фонду национального благосостояния в размере 165 миллиардов долларов, накопленных в годы стабильных цен на нефть. Более низкие цены на нефть означают меньше поступлений в этот фонд, тогда как официальные лица проявляют осторожность в его использовании, с учетом неопределенных перспектив относительно цен на нефть. Пока из него было взято 26 миллиардов долларов.

«Путин очень не хочет использовать средства Фонда национального благосостояния», т.к. он, в основном, использовался для выплаты государственным пенсионерам, составляющим основу его электората, подчеркнул Леон Арон (Leon Aron), директор российских исследований расположенного в Вашингтоне, округ Колумбия, исследовательского центра «Американский институт предпринимательства» (American Enterprise Institute). «Если он серьезно настроен потратить средства этого фонда, то они закончатся очень быстро», — добавил он.

В то время, как поддерживаемые государством крупные нефтяные компании способны выдержать удар, более мелкие компании, на которые приходится около 4% добываемой в России нефти, находятся на грани разорения. По данным российской Ассоциации независимых нефтегазодобывающий компаний, 128 из 132 независимых фирм могут обанкротиться. в РФ количество занятых в этом секторе в целом составляет более миллиона человек.

Тем временем некоторые банки озабочены тем, каким образом спад в области [доходов от] нефти и эпидемия COVID-19 отразятся на экономике страны с целом. Андрей Костин, председатель правления принадлежащего государству банка ВТБ, крупнейшего в стране кредитора, призывает правительство к более агрессивной поддержке бизнеса и граждан за счет компенсации утраченных доходов. По данным Международного валютного фонда, российская программа по предоставлению фискальных льгот составляет примерно 2,8% от ВВП, тогда как принимаемые в Соединенных Штатах меры подобного рода составляют порядка 11% ВВП. Российские официальные лица говорят о том, что этот пакет помощи будет увеличен.

37-летняя Татьяна Щепина, которая занимается организацией концертов в России и по всей Европе для детей с ограниченными возможностями, осталась без работы, поскольку ее самые крупные спонсоры в начале апреля перестали перечислять ей средства. Сегодня она пытается как-то свести концы — прокормить своего 9-летнего сына и обеспечить ежемесячную выплату в 170 долларов за свою машину.

«Сотрудники банка звонят мне каждый день и грозят забрать у меня машину», — сказала она. Она также добавила, что в социальных сетях она начала просить предоставить помощь в виде продуктов питания.

Еще одним тревожным сигналом для г-на Путина стали сообщения о том, что строгий режим самоизоляции, введенный для сдерживания распространения COVID-19, вызывает протесты среди молодых россиян, пытающихся свести концы с концами.

«Люди уже доведены до предела… они находятся в отчаянном положении» — сказал Егор Поспелов, глава регионального отделения занимающейся поддержкой бизнеса некоммерческой организации «ОПОРА» в городе Кирове на западе России.

В Москве 32-летний Рамиль Урузаев (Ramil Uruzayev) говорит, что может продержаться еще месяц, сохраняя 50 своих сотрудников, которые предоставляют услуги в области клининга ресторанной мебели. Его самый крупный клиент, сеть ресторанов «Бургер Кинг», закрыт, в результате чего он остался без наличных, но по закону обязан выплачивать своим сотрудникам заработную плату, что и продолжает пока делать.

По словам г-на Урузаева, он пытается как-то выкрутиться, имея лишь незначительную часть от своего обычного дохода в 80 тысяч долларов в месяц. Однако он по-прежнему должен платить 8 тысяч долларов в месяц за аренду, тогда как более слабый рубль сделал на 20% дороже используемые в работе средства для очистки.

«Как можно заниматься бизнесом в таких условиях?» — спрашивает он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.


Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments