Миф о том, что строительство разгоняет ВВП, живуч. И, сколько бы я не говорил о его малой роли, народ упрям.

Вчера вышел очередной ежемесячный обзор ЦМАКП (ссылка в комментариях) «Анализ макроэкономических тенденций»
Так вот на стр.12 график «вклад производственных факторов (важнейших видов экономической деятельности) в агрегат экономической активности»
И строительство там, как и всегда, узенькая полоска на гистограмме. Основные виды — промышленность и розничная торговля. Строительство — в 2-3 раза менее значимо, чем любой из них. На третьем, иногда четвертом и даже пятом месте по значимости.
Если смотреть на ВВП по использованию, то во 2 квартале движок роста ВВП — потребление домохозяйств, в первом — потребление государства (вы понимаете — бюджетный импульс). А в минус работает чистый экспорт.

Кто поленится открыть документ — вот вам итоги его:
«- Высокочастотные данные об экономической динамике показывают, что она, как и ожидалось, снизилась. Говорить о рецессии, конечно, рано. Но определённый сбой в механизме воспроизводства, несомненно, уже налицо. Причем, судя по оперативной информации, основной удар пришелся по частным инвестициям в основной капитал – наиболее ценному элементу спроса. При этом, рост потребления населения
основывается, в значительной мере, на наращивании продаж непродовольственных товаров, которое, по всей видимости, является реакцией на начавшийся, но не законченный, цикл повышения процентных ставок по потребительским кредитам. Ну и рост экспорта (при)остановился.
— В промышленности в октябре фиксируется прекращение тенденции роста; объем производства снизился относительно сентября на 0.2% (сезонность устранена). Торможение промышленного подъёма во многом связано с усилением экспортных ограничений (особенно сильно повлиявшим на динамику выпуска нефтепродуктов), небольшой коррекцией производства пищевых продуктов (также, по-видимому, имеющей временный характер), а также приостановкой восстановительного роста в автомобилестроении. В целом, ситуацию можно интерпретировать как то, что промышленность находится «где-то между» ростом и стагнацией.
— В строительстве теперь уже можно вполне определённо говорить о том, что рост сменился стагнацией, если не лёгким сжатием. Российской экономике срочно нужен новый драйвер роста…
— Индекс инвестиционной активности, представляющий из себя оценку предложения в экономике товаров инвестиционного назначения, в октябре резко снизился, сразу на 5.8% к предыдущему месяцу (сезонность устранена). В результате, он вернулся к среднемесячному уровню 2019 г. Основной вклад в снижение индекса внесло уменьшение импорта машин и оборудования при том, что их выпуск остается достаточно
устойчивым.
— Повысившаяся рентабельность в ряде отраслей (пока – без учёта новых циклов повышения ключевой ставки Банка России) отвела доходность бизнеса от ставок безрискового держания денег. По состоянию на октябрь на уровне или ниже уровня индикатора портфеля ОФЗ (доходность «безрискового» держания средств) оказалась рентабельность в машиностроении, (особенно в транспортном, и в деревообработке.
— В сфере экспорта товаров (в физическом выражении, сезонность устранена) ситуация стабилизировалась. Падение, начавшееся еще в середине 2021 г., завершено, но и рост, наметившийся летом, по меньшей мере, приостановился. При этом, стоимостной объём экспорта продолжает падать – в основном, из-за снижения мировых цен на нефть, уголь и зерно.
— Импорт товаров (в физическом выражении, сезонность устранена) снова стал сжиматься, довольно устойчиво с конца лета – скорее всего, изза девальвации рубля. Кроме того, «импортозамещение работает».
— В октябре укрепление рубля продолжилось, однако его темп был заметно ниже, чем в октябре. Курс бивалютной корзины (доллар США, евро) к рублю снизился за месяц на 1.3% и составил 93.8 руб. за корзину по состоянию на 1 декабря. В поддержку рубля выступил рост объемов продаж валютной выручки экспортерами, который стал следствием принятия Указа об обязательной продаже выручки экспортерами.
— Стабилизация реальной заработной платы, о которой мы говорили еще в прошлом Обзоре, сменилась лёгким падением. Опять-таки, как уже отмечалось, инфляция слишком высока, а финансовое положение компаний – уже недостаточно надёжно, чтобы быстро повышать зарплату даже в условиях ярко выраженного дефицита труда. Ситуация с основными реальными денежными доходами населения еще хуже, чем с заработной платой: наблюдается выраженный спад (июль: -0.4%, август: +0.4%, сентябрь: -1.3%, сезонность устранена), — вероятно, из-за недоиндексации «по инфляции» пенсий и пособий.
— Потребление населения почти перестало расти (июль: +0.2%, август: +0.5%, сентябрь: +0.1%, сезонность устранена). При этом, продажи непродовольственных товаров продолжают увеличиваться (июль: +0.6%, август: +0.4%, сентябрь: +0.7%), видимо, на продолжавшемся на начало осени кредитном «разогреве». Продажи продовольствия в целом, стагнируют, вероятно, из-за усиления «продовольственной» инфляции. Потребление платных услуг заметно скорректировалось – правда, после длительного интенсивного роста.
— Инфляция остаётся на очень высоком уровне (трендовая оценка декабрь к декабрю 2022 г.) – 7.5-7.6%. При этом нарастание инфляции, по мереисчерпания девальвационного эффекта, прекратилось, и в ближайшие месяцы можно ожидать её снижения (отметим, что в декабре был, впервые с лета, отмечен «уход» недельной инфляции ниже среднемноголетнего уровня).»