Дмитрий Волошин: Случалось мне поучаствовать в конфликтах. В серьезных столкновениях и эскалациях. У меня давний и солидный опыт. Скажем,

Случалось мне поучаствовать в конфликтах. В серьезных столкновениях и эскалациях. У меня давний и солидный опыт. Скажем, 35 лет назад, как сейчас помню. Столкнулись две непримиримые позиции. Ребята с третьей линии отвоевывали право на берег пруда. А четвертая линия, небезосновательно считая его (право и берег) исконно своим, была готова объявить войну до победного. Несколько разъяснений. Линия – это синоним слова «улица». Ребята – пацаны и девчонки примерно от 6 до 14 лет. Пруд и правда упирался в четвертую линию, отсюда и логика о территориальной целостности. Дело происходило на даче. Итак, лето, первая прудовая война.

Началось все, как водится, случайно. Марина, красавица с третьей, возжелала возлечь на берегу, погреть тело на солнышке. В то же время когда Оксана, красавица с четвертой, не без успеха конкурирующая по компоненту симпатичности с Мариной, отказала ей в грубой форме. Показала ей направление и прямо так заявила, мол, иди на него. Речь шла, конечно, о менее пляжном берегу пруда, заросшем травой, весьма неудобном для загарания. Да еще там какие-то ребята запускали корабль. Вот на этот корабль Оксана и дала направление ухода Марине.

Натурально, этим было нанесено оскорбление всей третьей линии. Быстро созрел коварный план анексии если не всего пляжного берега пруда, то хотя бы его части. Были развернуты наиболее боеспособные пацаны, вооруженные насосами для стрельбы черноплодкой (артилерия) и пакетами и мешками гниловатой антоновки (РСЗО). Сформирована бронемобильная группа на велосипедах «Кама» и «Аист» (на «Бабочках» решили не брать, малы еще). И, разумеется, стрелковые батальоны, вооруженнык прутиками. Тогда был очень популярен «Д´Артаньян и три мушкетера», так что фехтование на прутиках было основным стилем ведения боевых действий.

Разведка четвертой линии не дремала. Наш главный Штирлиц, Рома Кац, сообщил о формировании ударной группы. Мы отправили официальный запрос, и получили уверения, что это учения и нам не стоит волноваться. «Хренушки», – подумали мы. Фильмы-то смотрели одни, что третья, что четвертая линия. Как раз давеча крутили польский сериал про танкистов и собаку. Оценивая как высокую вероятность нападения, возможные потери части территории, мы занялись мобилизацией. «Под ружье» был поставлен даже четырехлетний Валерка с псом Сигналом. Строго говоря, Валерку именнно поэтому и «забрили». Кроме него никто не мог управляться с матерым кавказцем Сигналом.

К началу июля мы подошли в следуюшй диспозиции: полностью прекращены все контакты, между третьей и четвертой линией ходят строго зыркающие друг на друга патрули. На нашем берегу пруда в режиме постоянного дежурства находятся лучшие и наиболее замотивированные пацаны. Мир замер в ожидании кризиса. Но, на счастье, настала пятница и из Москвы стали приезжать взрослые. Приехал и мой дедушка, человек необычайно мудрый и опытный. Проходя от электрички мимо наших приготовлений, он одним взглядом оценил ситуацию, риски и понял возможные исходы.

Под его эгидой были организованы переговоры. Два лидера и их советники собрались на веранде нашей дачи. Долгих три часа шло обсуждение. Сначала, конечно, вылили друг на друга обвинения и обиды. Чуть не подрались прямо там. Хорошо дедушка хлопнул рукой по столу и заявил о необходимости уважения законов дипломатии. В итоге – договорились. Оксана приносит извинения Марине (вы еще помните, с чего все началось), пляжный берег пруда объявляется общим, устанавливаются часы и дни его использования третьей и четвертой линией. Войска отводятся и расформируются в течение часа. Подписывается меморандум об уважении и дружбе.



Что мне дал этот опыт? Несколько убеждений. Во-первых, мир – штука хрупкая. Во-вторых, людям нравятся простые решения, их хлебом не корми, дай поконфликтовать. В-третьих, все решаемо переговорами, надо только сначала выпустить пар. В-четвертых, полезно на них иметь третью сторону, трезво смотрящую на вещи. Последнее – самое важное. Мой дедушка ушел на фронт из села под Одессой в 41-ом с семью братьями, приписав себе год. В составе 2-ого Украинского прошел в пехоте всю войну до Праги, потом был переброшен в Китай. Вернулся один. Кому как ни ему знать о предпочтительности переговоров перед боевыми действиями. Так что повезло нам тогда с третьей стороной. Он, в отличии от нас всех, хотя бы понимал, что за слова мы произносим. И чем они чреваты.