Ася Казанцева: Будут ли у меня живые лекции в Питере, Новгороде и Пскове, пока не очень понятно

Дело не в том, что все площадки боятся, а в том, что даже и в мирное время сложно найти площадку, особенно большую, в последний момент. Возможно, придется уводить саму лекцию в онлайн, а с читателями, желающими подписать книжки, встречаться просто так, отдельно, вещать им с какого-нибудь броневичка. Я по этому поводу не столько даже расстроена, сколько изумлена. Чувствую себя примерно как тот психолог из анекдота, которая, пережив нападение, только грустно качала головой: «надо же, такой молодой, а уже столько проблем». Но, подобно психологу, размышляю также и про эффект изменения предпочтений в результате выбора.

Это хорошо изученный феномен, и хорошо воспроизводимый. Пока люди не сделали выбор, опции А и Б могут казаться им одинаково притягательными. Как только выбор осуществлен, далее люди начинают отдавать устойчивое предпочтение тому, на что они ткнули в прошлый раз. Уверенность в победе лошади на скачках резко вырастает, как только вы поставили на нее доллар. Опасность болезни начинает казаться вам ниже, когда в гипотетическом опросе вы по какой-то уважительной причине согласились столкнуться с риском заражения ею. У испытуемых происходит, натурально, апдейт представления о себе: «я такой человек, который выбирает А». Если это какой-то нравственный выбор, то происходит вписывание опции А в нарратив своей жизни, в структуру своих ценностей.


Поэтому, собственно, я и горюю, наблюдая, как дорогие соотечественники тратят часы своей жизни на то, чтобы моей аудитории было менее удобно слушать лекцию, а мы с оргами потеряли сколько-то денег и нервов на разруливание логистических проблем. Дело не в моей лекции, их у меня в жизни многие сотни были и еще многие сотни будут. Зрители тоже найдут, чем заняться и чем утешиться. Проблема в том, что у самих дорогих соотечественников укрепится представление о себе как о людях, готовых тратить часы своей жизни на такие вот мелкие гадости в адрес незнакомцев. Это частный случай, далеко не самый страшный, той большой волны, про которую я как раз и писала пару постов назад: про то, как война бушует по обе стороны границы, только с одной стороны разрушает жизни, а с другой — подъедает души. Их тоже очень жалко.