Дмитрий Волошин: Настало время удивительных историй. Каких? О, мой друг, усаживайся поудобнее. Настало время поговорить о предсказаниях и

Настало время удивительных историй. Каких? О, мой друг, усаживайся поудобнее. Настало время поговорить о предсказаниях и предсказателях. Около трех месяцев назад я, как и мы все, видимо, с упоением слушал предсказателей. Самых разных мастей, в больше степени — экономистов. Гуриева слушал. Хазина. Мовчана. Делягина. Ну и так далее по списку. ДажеЕщё сам сделал прогноз. Такой был ажиотаж, такая была энергия. Не выдержал. Напомню, что по моему прогнозу падение ВВП в 2022 составит 10%, инфляция — 20%, а доллар будет что-то вроде 90. Меня моментально захейтили и назвали оптимистом. Ну, хорошо не патриотом.

Так вот, вернемся к нашим во всех смыслах баранам. Настало время переслушать трехмесячной давности прогнозы. И поразмышлять, сделать выводы. Не смотря на одиозность, но лидером прогнозистов оказался Хазин. Остальные, увы и ах, не попали и близко с краткосрочными прогнозами. Я не буду их пересказывать. Лучше проиллюстрирую всю эту историю на примере мадам Зубаревич. Три месяца назад она выгодно отличалась от Сонинско-ориентированной и Хазинско-укушенной тусовки тем, что сразу говорила «сорри, гайз, я — не макроэкономист». И действительно, те макроэкономические прогнозы, которые она дала, по точности оказались хуже моих. Но зато честно предупредила.


Если послушать микроэкономиста мадам Зубаревич, то все не просто плохо, а невообразимо плохо. В мире мадам Зубаревич наша страна сидит на подсосе всего у Западной Европы и США. Она явно этого не говорит, но рассуждая о санкциях объясняет, что неоткуда нам брать все. Отсюда такой мой географический вывод. Ну и далее мадам Зубаревич объясняет, что разрушенные цепочки поставок породят крах бизнеса (бюджетники, понятно, выстоят). Это породит схлопывание предложения, инфляцию и безработицу одновременно, и одновременно, как ни странно, падение и спроса. Надо сказать, я первый раз слышал, чтобы эти четыре всадника экономического Апокалипсиса ехали вместе.

Сейчас, по прошествии трех месяцев, мадам Зубаревич произносит дежурные слова. Мол, прогноз верен, просто сроки чутка поехали. Мол, все еще будет. Вы, главное, держитесь. И по-доброму улыбается. Ну что ж. Будем читать, слушать и верить. Но мне, перечитавшему все прогнозы трехмесячной давности, представляется, что это дело бесмысленное. Экономические пророки себя дискредитировали и дело тут не во времени. Все они, как один, недооценили один маленький, но гордый фактор. Не вписывающийся ни в какую теорию, который нельзя вычитать в Экономикс, о котором не услышать в Давосе.

Дело в том, что мы привыкли выкручиваться. У нас страна схематоза. Мы все время, кроме эпохи «ножек Буша», живем под какими-то ограничениями. Поправку Джексона-Веника когда отменили? Ага. А что пришло ей на смену? Ого. А мы что? Ну а мы того, как всегда, возим оборудование в карманах мужчин с суровыми лицами. И так — во всем. Таможенные барьеры? Я вас умоляю. Мне иногда кажется, что нам так даже прикольнее, веселее. Это какая-то национальная игра: заработай по-необычному. Но не присядь. И таких игроков — два поколения. Ну разве что последнее вот не очень в этом смысле. Но оно сплошь в Турции, Армении да Грузии.

К чему это я? Несколько важных мыслей. Во-первых, хорошо бы переслушивать прогнозы и обещания кумиров. Тогда многое с кумирами становится ясно. Во-вторых, эмоциональность во время прогнозирования — плохая штука. Если трясет от возмущения так, что челюсти стучат, то лучше не заниматься ни анализом, ни синтезом. В-третьих, инерция больших систем настолько грандиозная штука, что иногда система проскакивает возмущение, не заметив его. При этом адаптивные свойства системы усиливаются в ожидании новой кочки. Спасибо за внимание.