Ася Казанцева: Думаю, дорогой фейсбучек, о витамине А. Для нас, беременных женщин из развитых стран, не испытывающи

Думаю, дорогой фейсбучек, о е А. Для нас, ых из развитых стран, не испытывающих (пока) необходимости экономить на еде, витамин А — это скорее скрытая угроза, потому что при избыточном поступлении с пищей (или даже с косметикой) он может вызвать пороки развития плода. Британский минздрав настоятельно не рекомендует беременнымЕщё

есть печень, потому что в ней витамина А слишком много, и осуждает тех производителей витаминов для беременных, которые, в угоду общественным стереотипам, включают его в состав. Если в рационе женщины присутствуют яйца, сыр, оранжевые овощи, то серьезный недостаток витамина А ей не угрожает.

Но не все из нас золотой миллиард. Есть еще Азия, есть Африка. Регионы, где люди в основном питаются рисом, в котором витамин А практически отсутствует. Миллионы женщин, особенно беременных, страдают там от куриной слепоты — витамин А нужен для восстановления пигментов в клетках-палочках, и при его недостатке теряется способность видеть в сумерках. От этого же страдают дети. К тому же витамин А важен для нормальной работы иммунной системы, и широко известно, что дети, недополучающие его с пищей, с намного большей вероятностью умирают от кори и других инфекционных заболеваний.


Морковь, батат и тыква — это не самые недоступные продукты на свете. Они растут на грядках, они недорогие. Витамин А может накапливаться в печени и расходоваться постепенно, месяцами, так что даже если вы получаете его вдоволь только в сезон урожая, это уже в значительной степени страхует вас от тяжелого авитаминоза. Но проблема в том, что для сколько-нибудь эффективного усвоения бета-каротина из растительной пищи нужно есть ее с чем-нибудь жирным, со сметаной или с подсолнечным маслом.

Порядка 50% подсолнечного масла в мире производит Украина. Если, конечно, ей не мешать — если она спокойно возделывает поля, собирает урожай, выжимает масло, отправляет его по всему миру. Если она этого не делает, цена на оставшееся растительное масло взлетает, подозреваю, чуть ли не вдвое.

Так что речь не идет, конечно, о том, что из-за войны гибнут десятки тысяч людей. Речь идет еще о миллионах вторичных смертей, преимущественно детских, которые будут постепенно накапливаться в далеких странах. «Дорогая, почему у нас умер уже третий ребенок?» — «Потому что у нас нет денег на подсолнечное масло» — «Ну что же, все вопросы к Путину и его геополитическим амбициям».