Дмитрий Волошин: Мне нравятся увольнения. Самые лучшие моменты моей жизни связаны с увольнениями

Самые сложные — тоже. Но, согласитесь, для того и живем. Яркие картинки, приятные воспоминания. Даже если и была проблема — то ее успешно решил. Сидишь такой, с чайком, вспоминаешь и улыбаешься. А уж если это увольнение было с опостылевшего места — так вообще кайф. Хвалишь себя за решительность, гордишься своей принципиальностью. Мол, не только за деньги, как та особь с низкой социальной ответственностью, есть еще и гордость. Совершенно уверенно говорю: нет более радостного и бодрящего события, чем увольнение.

А это ощущение свободы на следующий день? Ну что с ним может сравнитьсч? Когда открываешь глаза и понимаешь: ни-че-го делать не надо. Сам себе хозяин. Можно неторопливо поесть. Можно неторопливо погулять. Почитать со смаком и яблоком книгу. Выпить днем бокал вина. Позвонить родителям. Вдумчиво изучить список последних сериалов. Купить костюм и кроссовки. Поиграть в FIFA. Сдать, наконец, машину в ТО. Позвонить той девушке. Покатататься на скейте. Подстричься. Сходить в бассейн. Встретиться с друзьями. И той девушкой.


И другое ощущение, такое, немного язвительное: а они там, пока я тут кайфую, пашут. Сидят на совещаниях. Сидят по два часа на совещаниях. Сидят и слушают болванов. Скучных болванов, занудных. Пишут витиеватые письма. Пишут витиеватые письма, зевая от скуки. Делают бюджеты. Пишут паспорта проектов. Звонят подрядчикам. Читают служебные записки. Пишут служебные записки. Обедают и говорят о служебных записках. Исполняют поручения. Думают, как исполнить поручения. Думают, как исполнить поручения так, чтобы ничего не делать.

Такая накатывает радость от этого контраста, такая силища. А потом заканчиваются деньги. И начинается бег. Почти как у Михаила нашего Афанасьевича. Поднимаются контакты всех знакомых. Знакомых знакомых контакты тоже. Обзвон, рассылка резюме, встречи. Предложения начинаются. Разной степени мутности, но все — от чистого сердца. Выбираешь, думаешь, советуешься. Представляешь себя эдаким падишахом, который выбирает наложницу и советуется с визирями. «А давай, может, ту, с выдающимися вторичными?». В итоге, берешь ту, где платят больше, конечно.

Люблю увольнения. Даже, когда уволили меня, а не я сам. Обидно, когда увольняют, чего там говорить. Но обида понемногу проходит, забывается. А вот это, пусть и недолгое, ощущение свободы, ощущение себя человеком, остается. Видимо, благодаря ему я пришел к мысле о собственном бизнесе. Он может дать такую свободу. Он может дать такие ощущения. Правда, в начале надо поработать, попахать. Лет десять, наверное. Может больше. Да и уволиться из своего бизнеса невозможно. Есть минусы.