Есть в обучении взрослых два направления: reskilling и upskilling

По-русски это звучит как профессиональная переподготовка и повышение квалификации соответственно. Рынок reskilling возник сравнительно недавно, когда стало не порицаемым менять профессию в течение жизни. Оговорюсь, что университеты, которые дают первую профессию, это не совсем reskilling, хотя проблемы высшего образования полностью присущи reskillingу. Upskilling же стар как мир, это поддерживающее профессиональный и карьерный рост обучение. Вот такой вот терминологический экскурс. Поехали дальше.

Клиент upskilling прост и понятен. Он приходит за новыми инструментами, технологиями, их применением. Он замотивирован и сосредоточен. Да, он требователен к актуальности и достоверности учебной программы, профессионализму преподавателя, качеству клиентского сервиса. Но, в целом, он хочет понятную услугу для понятных собственных целей. Ему не надо продавать счастье. Он сам себе создаст свое счастье. И мы, скромные образованцы, лишь его помощники. Все это позволяет сохранять доходимость до конца курсов в районе 50% для полугодовых программ.


Другое дело — reskilling. Люди без выраженной мотивации. Они приходят на обучение, как в казино. Думая, что кинут деньги и сорвут джек-пот. А с учебой так не получится. Тут пахать надо. И выходит, что те, кто готовы пахать — это процента 2-3. Остальные либо даже не пробуют, то есть не покупают обучение новым профессиям, либо пробуют и сдуваются. Разумеется, это никого не устраивает. Образованцы танцуют с бубнами вокруг слабо- и вовсе не замотивированных. Сулят зарплаты, гарантируют трудоустройство, даже призывают поднять страну с колен. Но пока доходимость на таких программах что-то в районе 2-5%. Как считать.

Вместе с тем рынок reskilling огромен. По самым скромным оценкам каждый пятый человек в развитых странах хочет поменять профессию в ближайшие 5-7 лет. Но не поменяет, сдуется по дороге. И образование, как механизм этих перемен, мощно чешет репу: а как сформировать устойчивую длительную мотивацию у своего студента? Чтобы не просто денег занес, взяв кредит, а еще и удовольствие и пользу получил? Потому что иначе получится фигня: толпа неудовлетворенных студентов больше никогда не вернется и сформирует такую анти-рекламу, что никаких рекламных бюджетов не хватит. Далее по «Бизнес-молодости» со всеми остановками.

Небольшое лирическое отступление. В чем смысл жизни? Я серьезно. Что заставляет нас кидаться на барикады? Совершать трудовые подвиги? Жертвовать чем-то важным? Что является настолько значимым, чтобы терпеть лишения, пробовать и ошибаться, не боясь поеазаться смешным? Я вам скажу. Это — созидание. Вернее, созидание чего-то существенного, важного лично тебе. Оставить след, оставить память, оставить пользу. Быть причастным к чему-то, что оставит эту пользу. Быть частью большого замысла. Быть нужным. И получить, в итоге, по делам своим.

Теперь вернемся к reskilling. Мы уже поняли, что отмычка, вскрывающая этот рынок, — это нахождение устойчивой и долгосрочной мотивации к смене профессии. Что сейчас, очевидно, не работает? Деньги. Зарплата в 120 000 рублей? Два года учиться? Да ну нафиг. Трудоустройство. Меня куда-то пристроят? Это же надо ходить по интервью? Ненене. Крутые компании, масштабные проекты? Какая-то абстракция. Пока туда дойдешь, то состаришься. Лучше тихо-спокойно делать свою постылую работу. Без всех этих вот пустых призывов. Непонятно, зачем оно.

А что может выдернуть из этой логики? Только одно: если мне покажут картинку меня в будущем, причастного к созданию чего-то одновременно конкретного и важного. И будут эту картинку рисовать мне все время. До обучения, при продаже обучения, и, главное, во время обучения. И рисовать так, чтобы я верил. Чтобы это было из первых уст, с пылу, с жару. Чтобы тот, кто там это делает сейчас, пришел лично ко мне, протянул руку и сказал: «Знаешь, Дим, без тебя — никуда. Я верю, что у тебя получится. Мы очень ждем тебя в нашей команде. Научись и приходи. И мы, вместе, наконец достроим этот корабль и полетим к Кассиопее».

А? Как? Пойду я учиться? Да теряя тапки побегу! И учиться буду всерьез. Потому что картинка яркая и моя. Теребящая. В этом смысле вы замечали, как легко люди идут учиться, например, на врачей? Там учиться ой как сложно. И долго. А почему так? Потому что врач — он спасает жизни. Все! Наповал! Я хочу провести свою жизнь, спасая жизни людей. Понимаете? Смысл жизни отрезонировал. Значимая полезная деятельность, оставляющая конкретные следы. А если ты, скажем, предлагаешь стать инженером? О, тут сложнее. Но не невозможно. Делать самолеты. Не абстрактные, нет. Сушку нового поколения. И не абы что, программировать поведение роя беспилотников поддержки. В команде с тем, тем и эти. Интересно стало?

Давайте теперь сложим все вместе. Есть реальность: надо учиться новым профессиям в силу смены экономической парадигмы, и для этого есть вся необходимая инфраструктура. Она практически не работает, так как не умеет формировать правильную мотивацию у своих клиентов. Решение — это научиться рисовать картинки будущего своих студентов. Минимально абстрактные, максимально конкретные. Человеку надо увидеть себя в будущем и то, что он создаст в этом будущем. А для этого нужен пример. Конкретная компания, конкретный проект, конкретная команда. Такие вот цели, туда идем, этого вот хотим достичь.

Как рисуется такая картинка? А тут нет ничего сложного. Берем профессионала, выдергиваем его из профессиональной среды, продаем радость обучения, помогаем с первыми шагами, с правильными словами или, там, презентациями. Вуаля! Вот и ходячий пример, рекламная картинка и призыв к переменам в одном флаконе. Он, этот профессионал, должен быть простым и понятным, без глянца маркетинговых призывов и скриптом продаж. Он должен просто говорить, без прикрас. Он должен быть честен. И, главное, ему очень должно нравится то, чем он занимается. Он должен видеть в этом смысл своей жизни.

В общем, я ничего нового вам не сказал. Нам предстоит большая работа. Чтобы заразить кого-то по настоящему, надо найти переносчиков этой «заразы». И чем больше мы хотим обучить новым профессиям, тем больше нам нужно таких вот профессионалов с горящими глазами. Дело это сложное. Их искать, их учить, им помогать. Но, поверьте мне, другого пути совершенно нет. Никакие ухищрения, автоматизация, видеозаписи, тренажеры, нейрошунты, — ничто из этого не решает главной задачи обучения. А задача это такая: надо заинтересовать, вдохновить, и дальше не мешать учиться.