Терапия рака на основе золота может столкнуться с конкуренцией со стороны других веществ


Золотой комплекс ауранофин традиционно использовался для лечения ревматизма, но также оценивается как средство для лечения некоторых форм рака. Исследователи из Каролинского института в Швеции теперь показывают, что другие молекулы, которые ингибируют ту же биологическую систему, обладают более специфическим действием, чем ауранофин, и, следовательно, могут иметь больший потенциал для лечения рака. Результаты опубликованы в журнале. Редокс-биология.

Комплекс золота ауранофин (AF) классифицируется ВОЗ (Всемирной организацией здравоохранения) как противоревматическое средство и является активным компонентом препарата Ридаура. ФП также в настоящее время проходит ряд клинических испытаний в качестве возможного средства лечения рака. Одной из причин интереса исследователей к ФП является ее способность ингибировать тиоредоксинредуктазу (TrxR), центральный белок тиоредоксиновой системы, который защищает от окислительного стресса у всех млекопитающих.

Однако он также защищает раковые клетки, снижая эффективность лечения рака. Более того, TrxR, который влияет на рост и выживаемость клеток, активируется при определенных формах рака.

«Большой интерес вызывает способность подавлять тиоредоксиновую систему при лечении рака, но существует того, что здоровые также будут повреждены и убиты», – говорит соавтор исследования Элиас Арнер, профессор кафедры. медицинской биохимии и биофизики в Каролинском институте. «Наша цель – сделать ингибиторы TrxR как можно более специфичными».


Исследователи изучили эффекты AF на мышей (аденокарцинома и меланома легких) и сравнили их с другими молекулами, ингибирующими TrxR, называемыми TRi-1 и TRi-2 (ингибиторы тиоредоксинредуктазы 1 и 2). TRi-1 и TRi-2 были недавно разработаны исследовательской группой Элиаса Арнера и показали противоопухолевые эффекты на моделях мышей.

Исследование, основанное на новых протеомных методах анализа всего набора белков в клетках, предполагает, что соединения TRi более специфичны по своему действию, чем AF. Результаты показывают, что AF вызывает очень высокий уровень окислительного стресса и имеет другие эффекты, которые кажутся не связанными с ингибированием TrxR. Они также показывают, что TRi-1, по-видимому, является наиболее специфическим ингибитором TrxR, описанным на сегодняшний день.

«Наши результаты могут служить важным планом для дальнейших исследований механизма действия и побочных эффектов AF», – говорит другой соавтор исследования Роман Зубарев, профессор кафедры медицинской биохимии и биофизики Каролинского института. «Теперь, сравнив AF с более специфическими молекулами TRi-1 и TRi-2, мы надеемся, что наши открытия внесут вклад в дальнейшую разработку ингибиторов TrxR в качестве противораковых препаратов».

Исследование финансировалось за счет грантов Фонда Кнута и Алисы Валленберг, Каролинского института, Шведского онкологического общества и Шведского исследовательского совета. Элиас Арнер – соавтор и патентообладатель соединений TRi-1 и TRi-2, которые в настоящее время разрабатываются для клинического использования.