У Eclipse Ventures есть еще 500 миллионов долларов на оцифровку старых производств и их ускорение.

Два года назад мы разговаривали с Лиором Сьюзен, основателем шестилетней компании Eclipse Ventures в Пало-Альто, Калифорния. В то время компания считала, что следующим большим достижением будет не другая социальная сеть, а переделка старых отраслей с помощью полного технологического стека, включая оборудование, и данные, способного перенести их в 21 век.

Перенесемся вперед, и ничего не изменилось, по крайней мере, внутри Eclipse. В то время как мир пережил драматические преобразования из-за пандемии коронавируса – никогда еще разваливающаяся инфраструктура США не была так очевидна для стольких многих – Eclipse поддерживает точно такие же компании, как и всегда, и с тем же размером фонда. Действительно, после закрытия второго и третьего фондов на 500 миллионов долларов, в начале этого месяца фирма незаметно закрыла свою четвертую структуру, вложив 500 миллионов долларов в капитальные обязательства, в основном за счет пожертвований.


Этим утром мы поговорили со Сьюзен о том, что Eclipse сосредоточена на возрождении старых отраслей, которые в значительной степени не затронуты технологиями, и почему действия Лиора и остальной команды Eclipse никогда не были более мощными. Далее следуют выдержки из этого разговора, слегка отредактированные для большей длины и ясности.

ТК: Из-за того, на чем фокусируется Eclipse, вы давно знали о надвигающихся кризисах цепочки поставок, которые выдвинула пандемия. Изменились ли вообще ваши приоритеты как инвестора? Был ли у вас список дел на 2020 год и изменился ли он?

ЛС: Не совсем. Мы с самого начала говорили, что инфраструктура, в которой мы живем, возрастом от 50 до 60 лет по всем направлениям. Все это время мы занимались социальным программным обеспечением и финтехом, новыми идеями и потребительскими тенденциями. Но мы живем не в Интернете, мы на самом деле живем в физическом мире. И физический мир не [receiving investment] вообще. Но большая часть этих инноваций может быть применена к миру, в котором мы живем, и мы хотим привести эту закулисную экономику в 65 триллионов долларов в цифровую эпоху.

ТК: На этом быстро развивающемся рынке не так много средств привлекают такие же суммы, как раньше. Почему вы выбрали это?

ЛС: У нас очень конкретная стратегия. Мы инвестируем только на ранних стадиях примерно в 22 компании на фонд, мы [want] От 20% до 25% с нашей первоначальной проверкой, и мы удваиваем компании, которые, по нашему мнению, вырываются, и пытаемся провести два или три раунда подряд. И мы знаем, как запускать электронные таблицы, и мы знаем, как делать предположения [about] какова ценность предприятия, которую нам нужно создать, чтобы получить альфа-доход, и [that math leads us to] 500 миллионов долларов.

ТК: В прошлый раз, когда мы разговаривали, Eclipse также помог создать и профинансировать компанию Bright Machines, которая в основном разрабатывает для роботизированных систем внутри производственных компаний. Открывали ли вы какие-нибудь другие компании за последние пару лет? Я помню, тебе не нравится слово «инкубировать».

ЛС: Мы называем это венчурным капиталом внутри компании, но в основном мы очень тезисы, поэтому многие наши инвестиции начинаются с нас. [circling around] инвестиционный тезис и область, которая, по нашему мнению, становится действительно интересной. Я сейчас работаю над диссертацией по страхованию в производственной сфере. [that will cover] рабочий комп, помещения, активы. . . Это [always] начнем с тезиса на одну страницу, и мы поговорим об этом внутри фирмы, и мы пойдем на охоту. Но во многих случаях мы не находим то, что нам нравится. Здесь мы говорим: «Хорошо, мы пришли из рабочего опыта. Почему бы не засучить рукава и не подумать, как мы можем построить эти компании? »

Вы правы, что мы сделали «Яркие машины». Мы также создали Bright Insight (платформа IoT для биофармацевтики и медицинских технологий, которая только что привлекла 101 млн долларов в виде финансирования серии C под руководством General Catalyst), Chord ( для коммерции как услуги для брендов, ориентированных непосредственно на потребителей, которое просто привлекли 18 миллионов долларов в рамках серии A) и Metrolink (новая компания, которая помогает организациям проектировать свои потоки данных и управлять ими). Мы сделали [this model] а [few] времена, когда мы не просто инвестировали в компанию, но мы были частью команды основателей или вырезали активы. Мы стараемся сделать его очень гибким.

ТК: Интересно, что вы не смогли найти страховую компанию, специализирующуюся на обрабатывающей промышленности, которая вам нравится.

ЛС: У нас много таких тезисов. Мы видим множество горизонтальных бизнес-моделей и технологий, которые [could work well] в вертикалях, где мы играем и которые, как мы знаем, нуждаются в решениях. Итак, вы можете сделать Slack для строительства, или вы можете найти нужных людей для создания Lemonade для производства, или вы можете найти для промышленных активов или запасных частей?

TC: Чеки какого размера вы выписываете?

ЛС: Я бы сказал, что первоначальные чеки составляют от 3 до 4 миллионов долларов, а в серии B – до 20 или 25 миллионов долларов, но вы найдете множество наших компаний, в которые мы вложили более 150 миллионов долларов за время существования компании.

ТК: Какая компания больше всего привлекла внимание к Eclipse?

LS: Я бы предположил, что Cerebras [Systems, which reportedly makes the world’s largest computer chip].

ТК: Что вы думаете о том, что мы слышим от новой администрации США об инфраструктуре? Как вы думаете, речь идет о вливании денег в правильные вертикали?

ЛС: В понедельник мне позвонили в рабочую группу по производству, и я скажу вам – вообще не вдаваясь в политику, потому что это выше моего уровня заработной платы – что нынешняя администрация потратит сотни миллиардов долларов, если не триллионы долларов на модернизацию инфраструктуры этой страны. И это будут полупроводники, аккумуляторы, производство, промышленная инфраструктура в целом. . .

[I think last year’s ventilator shortage made clear] что мы потеряли 100% производственных мощностей этой страны и западных стран в целом. И я думаю, что теперь все понимают, что вы увидите огромный скачок инвестиций в инфраструктуру, и единственный способ сделать это – использовать технологии, потому что у нас здесь нет миллиона людей, которые хотели бы [work on an assembly line]. Нам действительно нужны линии автоматизации, программное обеспечение, компьютерное зрение, машинное обучение и все, в чем Кремниевая долина действительно хороша.

ТК: Благодаря Cerebras и другим игрокам вы понимаете, что происходит на рынке полупроводников. Очевидно, что существует огромная нехватка чипов, которая затрагивает всех, включая автомобильную промышленность. Сколько времени потребуется, чтобы предложение догнало спрос?

ЛС: Я думаю, мы увидим некоторые большие изменения, но это займет много, много, много лет. Это не программное обеспечение, мы не можем все поднять [to speed overnight] поскольку вам действительно нужны фабрики, уборка помещений и имущества. Это довольно сложно.

В ближайшие пару кварталов будет хуже. Это хорошо для некоторых наших компаний, которые работают над этой проблемой, но в целом для экономики это довольно плохие новости.

0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments